GeoIPUsersMap GeoIPUsersMap

Пожалуйста, свяжитесь с администратором для настройки этого портлета. Если Вы администратор, измените свойства портлета для его установки.

GeoIPUsersMap GeoIPUsersMap

Пожалуйста, свяжитесь с администратором для настройки этого портлета. Если Вы администратор, измените свойства портлета для его установки.

Публикатор Публикатор

«Назад

Арбитражный суд Новгородской области отказал Банку ВТБ 24 (ПАО) в удовлетворении требований о признании недействительным и отмене предписания Управления Роспотребнадзора по Новгородской области.

Арбитражный суд Новгородской области отклонил требование Банка ВТБ 24 (ПАО)о признании  недействительным и отмене предписания Управления Роспотребнадзора по Новгородской области от 08.12.2016 № 631 об устранении причин и условий, способствующих совершению правонарушения.

Основанием вынесения указанного предписания послужил акт, составленный по резуотатам внеплановой проверки, от «08» декабря 2016 года № 631 о нарушении требований ст. 16 Закона РФ «О защите прав потребителей» № 2300-1 от 07.02.1992 года, выразившееся во включении в типовые формы кредитных договоров условий, ущемляющих права потребителей, а именно условие пункта 13 Типовой формы, при котором Банк вправе уступить права (требования), принадлежащие Банку по договору, а также передать связанные с правами (требованиями) документы и информацию третьему лицу, в том числе, лицу, не имеющему лицензии на осуществление банковских операций. Указанная проверка была проведена на основании обращения конкретного потребителя. 

Суд проверил в установленном порядке предписание Управления № 631 от 08.12.2016 на соответствие требованиям и нормам  законодательства, регулирующим спорные правоотношения, установив, что при вынесении названного предписания Управление действовало в рамках предоставленных ему законом полномочий.

Так, в силу пункта 1 статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Отношения, возникающие в связи с предоставлением потребительского кредита (займа) физическому лицу в целях, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, на основании кредитного договора, договора займа и исполнением соответствующего договора, регулируются Федеральным законом от 21.12.2013 № 353-Ф3 «О потребительском кредите (займе)» (далее - Закон № 353-Ф3).

Статья 5 Закона № 353-ФЗ определяет, что  договор потребительского кредита (займа) состоит из общих условий и индивидуальных условий; договор потребительского кредита (займа) может содержать элементы других договоров (смешанный договор), если это не противоречит настоящему Федеральному закону; к условиям договора потребительского кредита (займа), за исключением условий, согласованных кредитором и заемщиком в соответствии с частью 9 настоящей статьи, применяется статья 428 ГК РФ. Общие условия договора потребительского кредита (займа) устанавливаются кредитором в одностороннем порядке в целях многократного применения.

Частью 9 статьи 5 Закона № 353-ФЗ определено, что Индивидуальные условия договора потребительского кредита (займа) согласовываются кредитором и заемщиком индивидуально и включают в себя, наряду с иными условиями:

13) возможность запрета уступки кредитором третьим лицам прав (требований) по договору потребительского кредита (займа).

Действительно, правомерны доводы Банка, статья 12 Закона № 353-ФЗ предусматривает возможность уступки прав (требований) по договору потребительского кредита (займа).

Согласно статье 12 Закона № 353-ФЗ:

1.Кредитор вправе осуществлять уступку прав (требований) по договору потребительского кредита (займа) третьим лицам, если иное не предусмотрено федеральным законом или договором, содержащим условие о запрете уступки, согласованное при его заключении в порядке, установленном настоящим Федеральным законом.

2.При уступке прав (требований) по договору потребительского кредита (займа) кредитор вправе передавать персональные данные заемщика и лиц, предоставивших обеспечение по договору потребительского кредита (займа), в соответствии с законодательством Российской Федерации о персональных данных. 3.Лицо, которому были уступлены права (требования) по договору потребительского кредита (займа), обязано хранить ставшую ему известной в связи с уступкой прав (требований) банковскую тайну и иную охраняемую законом тайну, персональные данные, обеспечивать конфиденциальность и безопасность указанных данных и несет ответственность за их разглашение.

Однако, Банк не учитывает, что пункт 1 статьи 12 Закона № 353-ФЗ предусматривает наличие в договоре потребительского кредита  условия о запрете уступки, согласованного при заключении договора.

 Более того, как указано выше, частью 9 статьи 5 Закона № 353-ФЗ определено, что Индивидуальные условия договора потребительского кредита (займа) согласовываются кредитором и заемщиком индивидуально и должны содержать возможность запрета уступки кредитором третьим лицам прав (требований) по договору потребительского кредита (займа).

Таким образом, из совокупного анализа статей 5 и 12 Закона № 353-ФЗ следует, что стороны должны согласовывать не право кредитора на уступку, что имело место в Банке, а возможность запрета уступки прав (требований) по договору потребительского кредита.

Условия пункта 13 Типовой формы договора потребительского кредита, предлагаемого Банком к заключению заемщикам-физическим лицам, не только не содержат возможность запрета уступки кредитором третьим лицам прав (требований) по договору потребительского кредита (займа), но предусматривают безальтернативное право Банка уступить права (требования), принадлежащие Банку по договору, а также передать связанные с правами (требованиями) документы и информацию третьему лицу, в том числе, лицу, не имеющему лицензии на осуществление банковских операций (л.д. 61).

 Таким образом, условия Типовой формы Банка ограничивают права потребителя относительно того, что потребителю гарантировано положениями статьи 5 Закона № 353-ФЗ.

  Надо отметить также, поскольку гражданское законодательство, основанное на принципе диспозитивности, не содержит запрета на уступку кредитной организацией прав требования по кредитному договору, существенным обстоятельством при разрешении настоящего спора является установление возможности у потребителя выразить свою волю на уступку права (требований) по договору и на запрет такой уступки.

  Как установлено судом, подтверждается материалами дела и следует из представленных договоров, при заключении договора с Банком по Типовым формам, утвержденным в Банке, возможности выбора между согласием на уступку прав (требований) по договору и  запретом  на уступку прав (требований) по договору у потребителей не имеется.

Доказательства того, что заемщик каким-то иным образом уведомлен о возможности выразить запрет на уступку Банком прав (требований) по кредитному договору третьим лицам, на несогласие с условиями договора потребительского кредита, Банк ни Управлению, ни суду не представил.

Обращаясь за выдачей кредита, клиент не имеет возможности влиять на условия кредитного договора, заключая его не иначе как присоединившись к условиям, разработанным Банком, путем подписания заявления установленной формы.

Кроме того, необходимо отметить, что в пункте 51 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» указано, что, разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Как следует из приведенной правоприменительной позиции, выработанной Пленумом Верховного Суда РФ в постановлении от 28.06.2012 № 17, право банка передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности возможно либо в случаях, установленных законом, либо договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Как указано выше, в спорном случае ввиду отсутствия у потребителя при заключении договора с Банком по Типовой форме, утвержденной в Банке, возможности выбора между согласием на уступку прав (требований) по договору и  запретом  на такую уступку, у суда, как и у Управления не имеется оснований считать, что условие пункта 13 Типовой формы о праве Банка передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, согласовывается Банком с потребителем при заключении договора.  Наличие же такого согласования необходимо для установления законности включения в условия договора кредитования права Банка на уступку прав (требований) по договору.

Следовательно, включение в договор, заключаемый с физическим лицом, не являющимся индивидуальным предпринимателем, условия пункта 13 Типовой формы о праве Банка уступить права (требования), принадлежащие Банку по договору, а также передать связанные с правами (требованиями) документы и информацию третьему лицу, в том числе, лицу, не имеющему лицензии на осуществление банковских операций, ущемляет установленные законом права потребителя, что свидетельствует об обоснованности позиции Управления.

Учитывая принцип свободы при заключении договора, предусмотренный статьей 421 ГК РФ, суд полагает необходимым отметить, что согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 23.02.1999 № 4-П, из смысла конституционных норм о свободе в экономической сфере вытекает конституционное признание свободы договора как одной из гарантируемых государством свобод человека и гражданина, которая ГК РФ провозглашается в числе основных начал гражданского законодательства (пункт 1 статьи 1). Однако, конституционная свобода договора не является абсолютной, не должна приводить к отрицанию или умалению других общепризнанных прав и свобод (часть 1 статьи 55 Конституции Российской Федерации) и может в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, прав и законных интересов других лиц, быть ограничена федеральным законом (часть 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации). Следовательно, включенные в договор какие-либо условия при соблюдении принципа свободы договора не должны ущемлять установленные законом права потребителя.

Конституционный Суд Российской Федерации в пункте 5 названного постановления указал, что «признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина является обязанностью государства. При этом, исходя из конституционной свободы договора, законодатель не вправе ограничиваться формальным признанием юридического равенства сторон и должен предоставлять определенные преимущества экономически слабой и зависимой стороне…».

Исходя из всего вышеизложенного, с учетом того, что спорное условие договоров, не соответствующее требованиям действующего законодательства, имеется в Типовой форме договора, утвержденной приказом Банка и предлагаемой потребителям, так что при подписании конкретного договора клиент (потребитель) выражает безусловное согласие с предложенными условиями, не имея альтернативы выбора иных условий, поскольку  клиент-физическое лицо, как правило, специальными познаниями в сфере норм законодательства, регулирующих правоотношения в секторе банковских услуг, не обладает, в связи с чем, в отношениях с Банком является экономически и с правовой точки зрения слабой стороной, нуждаясь в особой защите своих прав, то правомерны выводы Управления, что предписание Управления от 08.12.2016 № 631, согласно которому Банк обязан привести содержание договоров в соответствие с действующим законодательством, гарантирующим потребителю защиту его прав как слабой стороны в отношениях с Банком, обоснованно и законно, а требования Банка о признании его недействительным удовлетворению судом  не подлежат.

Таким образом, Решением Арбитражного суда Новгородской области от 11 апреля 2017 года по делу № А44-1407/2017 в удовлетворении заявленных требований банку отказано. 

Банк ВТБ 24 (ПАО) с судебным актом не согласился и обратился с апелляционной жалобой, в которой просил решение суда отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении требований.

При рассмотрении дела постановлением Четырнадцатого Арбитражного апелляционного суда от 19.07.2017 принято решение об оставлении без изменения решения Арбитражного суда Новгородской области от 11 апреля  2017 года по делу № А44-1407/2017, апелляционную жалобу Банка ВТБ 24 (публичного акционерного общества) в лице операционного офиса «Новгородский» филиала № 7806 Банка ВТБ 24 (публичного акционерного общества) – без удовлетворения

Публикатор Публикатор

Публикатор Публикатор

Показывается результатов: 1 - 20 из 2 930.
Кол-во на странице 20
из 147